Агендеры и феминизм: точки соприкосновения

savage-clickЖенщин с агендерной идентичностью нередко спрашивают, зачем им феминизм. По мнению радикальных феминисток второй волны, мы, отказавшись от бинарных идентичностей, присоединяемся к угнетателям. По мнению неискушённых наблюдателей, мы уже решили свои проблемы благодаря отказу.

В особенности это касается женщин, чаще использующих в качестве нейтрального мужской, чем средний род. Нас путают с трансгендерами FtM, не догадываясь, конечно же, о существовании русскоязычной литературной традиции, начатой ещё до Гиппиус, и агрессивно сообщают, что если мы «считаем себя мужчинами», то не должны заикаться о каких-то там женских правах.

Декларативная агендерность сама по себе может быть формой протеста против сексизма: как пишет художник Рэнт Коэн, «я говорю о себе в мужском [роде], потому что не хочу, чтобы сексисты, у которых “большинство женщин подходит под выданное мной ужасное описание”, причисляли меня к ряду этих самых женщин. я не хочу представать в их глазах… озабоченной членами, платьями и золотыми айфонами. потому что я знаю, что сексисты думают именно так. СЕКСИСТЫ. НЕ Я» 1.

Агендерность у женщин формируется по очень разным причинам. В ряде случае она возникает оттого, что большинство приписываемых женщинам черт у человека отсутствует (но и мужчиной становиться тоже не хочется), а типично «женские» проблемы — такие, как ПМС, болезненные месячные, дефлорация (поскольку некоторые рождаются без гимена), желание завести детей и связанные с этим трудности, крайняя физическая слабость — совершенно не актуальны. (Например, я узнала о ПМС, когда мне было около 24 лет, из книги и была удивлена: мне никогда не встречались женщины с подобным синдромом, хотя я восемь лет жила в общежитиях и на съёмных комнатах не только с любовниками, но и с другими девушками. Если верить опросам, это действительно не газетная утка и не выдумка врачей вроде точки G 2, но для меня подобные вещи до сих пор остаются явлениями из параллельного мира.)

Но человек толпы просто не будет меня слушать: вместо меня он_а видит выморочный образ «женщины», приписывая мне шаблонные поведенческие мотивы. Ведь в моём паспорте напротив графы «Пол» стоит не прочерк. Впрочем, даже понимая твою настоящую мотивацию, представитель доминирующей группы, боясь лишиться привилегий, будет настаивать на том, что ты «обычная баба»: так легче настроить против тебя озлобленных мещан.

Итак, что гендерно нейтральные люди могут преодолеть благодаря феминизму?

1. Шизофренический дискурс обывателя

На ожидания, связанные у части общества с биологическим полом, выбор гендерной самоидентификации влияет мало. Коллективное бессознательное сопротивляется снятию идентичности. Часто оно предлагает двойные петли, чтобы держать человека в постоянном нервном напряжении.

Делёз и Гваттари противопоставляли господству культурного бессознательного шизофренический дискурс — язык маргиналов, к которым причислялись самые широкие слои, от художников до психически больных и слабоумных. Но de facto шизофренический дискурс — это патриархальный, а перенос безумия и раздвоенности мышления с обывателя на диссидента носит отчётливо психиатрический характер. Казалось бы, перестать быть «женщиной» поразительно легко — Лакан и вовсе говорил, что её не существует. Достаточно выбросить туфли на шпильке и отказаться от ежедневного макияжа, говорит пожилой мужчина с соседней улицы, укоризненно качая головой. Женщина должна! Pussy Riot – не женщины, потому что подошли к алтарю в балаклавах, и теперь их можно бить.

Только не всё так просто. Если ты не хочешь рожать, ты не женщина, но всё равно должна рожать, потому что женщина. Или: ты не женщина, а свой парень, потому что программируешь на SQL и слушаешь металл, но в группу тебя не возьмут — нужен певец, а не певица, и ничего, что у тебя контральто или ты умеешь петь гроулом, как Рунхильд Гамельсетер. Вокалистка — это несолидно.

Манипулятор сделает вид, что принял твою идентичность, но когда ему захочется оскорбить тебя, он сразу вспомнит, что ты «женщина».

2. Лукизм и эйблизм

Юбка — внегендерная одежда, но в нашем обществе её принято маркировать как женскую. Попробуйте прийти куда-нибудь в юбке и поспорить с сексистом: вскоре вы услышите про женское правополушарное мышление, мешающее постигнуть высоты логики (такие, как необходимость подчиняться мужчине), интерес к сентиментальным романам, которые вы не читаете, и стремление утащить первого встречного в ЗАГС.

«Как?! Ты агендер?!» — однажды спросили меня тем же тоном, каким десять лет назад спрашивали: «Как?! Ты феминистка?!» Оказывается, я не соответствую чьему-то представлению об агендерах. Если агендер не феминистка, это стройное андрогинное существо или накрашенный мальчик в юбке. Если феминистка, нам покажут древнюю карикатуру на Люси Стоун 3, забыв стряхнуть с неё пыль. На анонимном форуме об агендерах рассуждают в таком ключе:

«- Все феминистки утешают себя тем, что их не хотят потому что они агендеры. Тогда как их не хотят, потому что они толсты и свиньи в вопросах гигиены. Они и к феминизму зачастую примазываются, потому что там выглядеть как свинья считается круто.

– Я агендер, феминистка, худая и не свинья в вопросах гигиены. Доктор, что я делаю не так?»

(Бетти Фридан пишет, что внешне Люси Стоун была невысокой женщиной с нежным серебристым голосом, но противники суфражизма изображали её грубой и мужеподобной.)

От нас требуют или отказаться от феминистских идей, или изменить внешность, чтобы не вызывать когнитивного диссонанса. Грубоватым «мужеподобным» женщинам — тоже: когда они «похорошеют», на них якобы женятся настоящие, достойные мужчины, способные выбить из голов феминистскую и гендерно-нейтральную чушь.

Тем не менее, идея гендерной нейтральности, помноженная на феминизм, обладает большим взрывным потенциалом, поскольку женщина-агендер может выглядеть как угодно и самим фактом своего существования расшатывает лукистские стереотипы. Общество будет прессовать её с удвоенной силой, но в то же время будет вдвойне шокировано. Цисгендерная женщина тоже может выглядеть как угодно, но она не отстраняется от бинарных оппозиций, и это несколько примиряет с ней антифеминистов.

Общество предлагает двоичную схему, от которой «нельзя» уклоняться: будь гомо или гетеро, радикальной мужененавистницей или рабыней, а теперь — «общечеловеком» или феминисткой, причём радикальной, мечтающей о матриархате. Но я феминистка именно оттого, что агендер, и была им даже в тот недолгий период, когда пыталась конструировать альтернативную женскую идентичность по образцам Клариссы Пинколы Эстес. Более того, я уверена, что люди моего пола максимально соответствуют критериям общечеловечности, поскольку обладают и развитой благодаря социализации эмпатией, и сильной мотивацией для борьбы со стереотипами.

Елена Георгиевская

One Reply to “Агендеры и феминизм: точки соприкосновения”

  1. О да, попытка найти альтернативную “женскость” с помощью Клариссы были-были ^_^ Как приятно узнать, что я не одна такая. Спасибо за статью!

Leave a Reply