«Звони Путину»

От редакции: история вооруженных конфликтов обычно пишется мужчинами о мужчинах, но женский опыт здесь, как правило, отличается от мужского – в то время, как мужчины берут в руки оружие и становятся субъектами военных действий, женщины остаются некомбатантами, и их опыт войны – это опыт зависимости, бессилия, безнадежности. Сегодня мы публикуем одну из многих историй о женщинах на войне – отрывок из книги Анны Политковской «Вторая чеченская»

Малика Юнусова молодая, но уже седая. Ее история недавно потрясла махкетинцев, и без того потрясенных.

Малика — сельская медсестра. Она готова всегда оказать помощь раненым и больным, хотя в больнице уже несколько лет не платят зарплату. В ночь с 10 на 11 февраля 2000 года бомба попала в ее дом. Разрушения оказались стопроцентными. Погиб весь скот — а тут если чем и живут, то тем, что держат коров. Сгорели все хозяйственные постройки. У семьи остались галоши и то, во что были одеты.

За минувшее лето Юнусовы построили сарай, а односельчане подарили корову. Но 15 декабря около восьми вечера опять был обстрел. Юнусовы пошли в подвал к соседям, а снаряд попал в их новый сарай. Начался пожар. Саид-Али, муж Малики, выскочил тушить и спасти корову. Его обдало осколками. Continue reading “«Звони Путину»”

Традиції дошлюбного сексу

8e89019880a0d3052a82e46de37e2bbbb3a06695Напевно, багато з вас чули, що “сімейні цінності” – це така споконвічна штука, яка завжди була, є і буде. Ну і, звісно, що дошлюбні сексуальні практики – зовсім нещодавня вигадка і що в “традиційній культурі” такого не було. Проте, як свідчать збирачі етнологічного матеріалу початку ХХ століття, спільна ночівля хлопців і дівчат була невід’ємною рисою молодіжної культури вечорниць, під час яких дівчата і хлопці практикували таку собі цікаву гру в “притулу”:

“…це гра така парубоча та дівоча. Він вилазить на неї і стулюють тоді вони животи з животами і дужчеб шо робили та й те друге, бояться слави і бояться, шоб не “пробить”, цеб-то, шоб та перегородка (пліва дівственна) не знищена… більш нічого і не роблять, а тіко граються, усе він здержується, шоб не пробить таки, а тіко трошки так собі вмочить у неї і плоть як сходить з його, не впускають у неї. […] Притула різних сортів є. Одна з боку; отой ноги здави, а то є, шо одну ногу підніме трохи, шоб там якось способніш йому там було трохи. Друга притула зверху є, тіко ноги у купі здавлені. А то є одну ногу його опускає між свої ноги, тож годить йому. А то є обидві ноги пускає у середину, тіко не допускає, щоб він робив діло настоящо, а так тіко на половинку члена або й менче, тіко це сама страшніша…”

(Грушевський Марко. Дитина у звичаях і віруваннях українського народу. Матеріали з полудневої Київщини. / Обробив З. Кузеля // Матеріали до українсько-руської етнології. – Т.8 – Л., 1906)

Грайтесь на здоров’я!

Підготувала Дафна Рачок

Женская каторга в начале XX века

-KvvIpw4I0EГлавная масса уголовных женщин попадалась за убийство своих мужей и незаконнорожденных детей. Живет себе крестьянка в деревне, терпит побои и бесправность существования, несет тяготы жизни и вдруг в один прекрасный день, сама не зная, как это происходит, убивает топором своего мужа. Или родит девушка ребенка и боясь вернуться с ним в дом, боясь общественного презрения, разделывается с ребенком.

Уголовные профессионалы, воры и убийцы, обыкновенно кичились своей профессией, держали себя обособленно, рассказывали всякие небылицы о своих похождениях и были заправилами среди массы уголовных. Но такие профессионалы насчитывались единицами. Главную же массу составляли простые крестьянские женщины, тянувшие в течение долгих годов лямку и осужденные на каторгу за то, что им невтерпеж стало продолжать такую жизнь. Но еще задолго до Мальцевской некоторые из этих женщин меняли свой облик. Дело в том, что каждой из них приходилось пройти очень большой искус в виде этапа, который коренным образом менял у многих из них психику.

По отношению к политическим женщинам создалась определенная традиция как со стороны уголовных, так и конвоя, и никаких попыток или поползновений по отношению к нам не практиковалось. Continue reading “Женская каторга в начале XX века”

Девушка, ставшая символом Гражданской войны в Испании

Вчера, 6 января, в возрасте 94 лет умерла Марина Гинеста – девушка, ставшая символом Гражданской войны в Испании.

marina jinesta

Марине Гинесте (Marina Ginesta) было 17 лет, когда она попала в объектив фотографа Хуана Гусмана (Juan Guzmán), который увековкчил ее изображение. Снимок было сделано в Барселоне, через три дня после начала военного восстания против Республиканского правительства, когда переводчица и машинистка Коммунистического Союза молодежи, стояла на террасе отеля Колон.

marina jinesta 1

Марина узнала о существовании фото аж в 2006 году. Молодую девушку на фотографии узнал Гарсиа Бильбао (Garcia Bilbao). Прочитав мемуары советского корреспонлента Михаила Кольцова, вместе с которым девушка фигурировала на другой фотографии. Бильбао выяснил, что Jinesta Marina (этим именем Гусман подписал фото) – на самом деле Марина Гинеста (Marina Ginesta), живущая в Париже беженка

Спустя 72 года Марина Гинеста воссоединилась с объективом камеры, позируя Борису Забьенски (Boris Zabiensky), с историческим фото в руках.

 

 

Условный хиджаб

 

tumblr_mv18heMHP61rheifso5_1280После революции 1979 года, когда шах Мохаммед Реза Пехлеви бежал из страны, а верховная власть отошла аятолле 1 Хомейни, Иран из монархии превратился в “исламскую республику”. Одним из последствий этого превращения было то, что для женщин отныне стало обязательным носить хиджаб – платок, покрывающий голову и грудь. Это обязательство было закреплено на уровне закона.

Не смотря на массовые протесты женщин против насаждения хиджаба, его ношение является обязательным до сих пор. В Иране ношение хиджаба обязательно для всех женщин – и для не-мусульманок в том числе. Законодательно, за неношение хиджаба или за “плохой хиджаб” (открывающий какую-либо часть тела, кроме рук или лица) грозит или 70 ударов плетью, или 60 дней заключения. Continue reading “Условный хиджаб”

Notes:

  1. религиозное звание в шиитском варианте исламa