Покидая транс-эксклюзивный феминизм

Елена Георгиевская

904775_447448862005426_1815242179_o

TERF часто говорят, что интерсекциональный феминизм — синоним либерального, что интерсекционалистки не знают «феминистской матчасти», не интересуются реальным нарушением женских прав и зацикливаются на помощи мужчинам, под которыми оппонентки также подразумевают MTF. Что характерно, одна из обвинительниц пишет в ЖЖ-сообществе Feminism: «не существует запрета на профессию мужчинам, для женщин запрещены сколько там 257 в россии, порядка 300 в украине и 400 в беларуси» 1, — демонстрируя весьма приблизительные знания о трудовой дискриминации женщин (реальные цифры — 456 и 900, а не 257 и 300), зато случаи насилия транс-женщин против цис-женщин эта киберактивистка почему-то запоминает лучше. И не она одна. Я уже писала в статье «“Трансгендеризм“ как новый сионский протокол» 2, что не слишком актуальная для постСССР проблема коммуникации между цис- и транс-женщинами в последние годы раздувается TERF до вселенских масштабов, и это не может не беспокоить. Однако я сама когда-то была TERF. Continue reading “Покидая транс-эксклюзивный феминизм”

Долгий путь к феминизму

Ещё лет семь назад у меня искреннее недоумение вызывал один факт: почему в мужских журналах довольно часто встречаются статьи о великих учёных, изобретателях, путешественниках и общественных деятелях, а в женских — преимущественно советы о том, как одеться чтобы учёному-изобретателю-путешественнику было не стыдно с тобой “выйти в люди”? Continue reading “Долгий путь к феминизму”

БДСМ, насилие и “50 оттенков серого”

50-shades

Если вам нужен хороший учебник о том, как вычислить насилие, маскирующееся под БДСМ, вы можете прочесть “50 оттенков серого” и законспектировать поведение Кристиана.

Хотела бы я, чтобы это было шуткой.

Дело в том, что людям, которые ничего не знают о БДСМ, но прочли несколько романов серии “Гор” или, например, “50 оттенков”, легко обозначить все его проявления как насильственные или женоненавистнические.

Дело в том, что кинковая субкультура – микромодель более широкой культуры. А вся наша более широкая культура и есть насильственная и женоненавистническая. Так что вы получите много такого дерьма – шаблонов кинкдома, как я это называю. Динамика доминанта-мужчины и подчиняющейся женщины как единственно ТРУЪ; подчиняющаяся как недочеловек; приравнивание роли подчиненной к “любви к боли и унижению” и наоборот; представление, что все женщины от природы любят подчиняться и станут счастливее, если просто подчинятся Доминантному Доминанту, который покажет им их ТРУЪ-природу; фактически насильственные отношения, использующие БДСМ как прикрытие. Вы получите эти и еще худшие шаблоны в той же мере, в которой вы можете найти секс-позитивные, квир-позитивные, освобождающие, нешаблонные выражения БДСМ. На самом деле, даже в большей. Continue reading “БДСМ, насилие и “50 оттенков серого””

Обстоятельства, пол, я

So-are-you-a-boy-or-a-girl--1075x600

Мои обстоятельства таковы, что я родилось с вагиной, и, насколько мне известно, над моими половыми органами не проводилось никаких “корректирующих” операций. Сейчас у меня есть месячные и грудь, а когда я, относительно здоровое, сдаю кровь на клинический анализ, в ответе написано, что все показатели укладываются в референсные значения для женщин.

Мои обстоятельства таковы, что с детства меня приучали носить юбки и платья, отращивать волосы и ухаживать за ними, не слишком-то спорить с мужчинами и считать совершенно нормальным, если у меня нет успехов в “мужской” области деятельности.

Мои обстоятельства таковы, что меня презирают в той же степени, что цисгендерных женщин, для многих моя неконвенциональная внешность – достаточный повод меня не слушать, я приучено регулярно задумываться о том, являются ли мои переживания чем-то значимым, мое отучение от выученной беспомощности как раз в самом разгаре, при трудоустройстве у меня могут возникнуть проблемы просто потому, что я, по мнению работодателя, могу родить (хотя откуда ему-то знать?) и так далее и тому подобное. Когда мне приходится пешком добираться до дома ночью, мне страшно, даже если идти близко. Впрочем, меня ни разу не грабили, а когда изнасиловали, это, как, наверное, и в большинстве случаев, было не на улице. Continue reading “Обстоятельства, пол, я”

Агендеры и феминизм: точки соприкосновения

savage-clickЖенщин с агендерной идентичностью нередко спрашивают, зачем им феминизм. По мнению радикальных феминисток второй волны, мы, отказавшись от бинарных идентичностей, присоединяемся к угнетателям. По мнению неискушённых наблюдателей, мы уже решили свои проблемы благодаря отказу.

В особенности это касается женщин, чаще использующих в качестве нейтрального мужской, чем средний род. Нас путают с трансгендерами FtM, не догадываясь, конечно же, о существовании русскоязычной литературной традиции, начатой ещё до Гиппиус, и агрессивно сообщают, что если мы «считаем себя мужчинами», то не должны заикаться о каких-то там женских правах. Continue reading “Агендеры и феминизм: точки соприкосновения”

Легкие мишени

self-hate В последнее время я пришла к пониманию, что я легкая мишень для обидчиков; что есть некоторые вещи, делающие меня уязвимой для издевательств некоторых гадких людей. В действительности это сводится к двум вещам, которые, кажется, на самом деле про меня.

Во-первых, я человек, которому легко не верить. Я не веду себя по общепринятому сценарию для жертвы насилия. Я просто не отвечаю всем требованиям. Я знаю, что я не совсем симпатично-неприятная, грубая, громкая, мелочная, злобная, совершенно чертовски ужасная компания даже в худшие времена – но это только верхушка айсберга. Я реагирую на травму далеко не абсолютно очевидным для многих людей образом. Я потеряла способность находить слова. Я приуменьшаю происшедшее. Я веду себя, как будто бы я в порядке. Я так справляюсь. Я не хочу говорить об этом, я не хочу об этом думать, я хотела бы делать вид, что ничего не было вообще. Я первая защищаю своих собственных обидчиков, потому что предпочитаю вести себя, как будто это дело житейское. И еще из-за другой моей проблемы. Continue reading “Легкие мишени”

Миф о лесбийском сепаратизме

Елена Георгиевская

Даже в ранней юности у меня было мало иллюзий относительно мужчин. Дело в том что парни проговариваются, признаются. Они рассказывают подругам-пацанкам про других — глупых и меркантильных — девушек. Они пишут книги, в которых мужчины действуют и мыслят, а женщины — так, приходят посверкать ляжками. Они рассказывают, какой тебя видят, и ты начинаешь их за это презирать: нельзя же быть такими безмозглыми и жестокими.

Женщины, выбирающие отношения с другими женщинами, совсем не такие. Точнее, некоторое время ты веришь, что они удивительно, неправдоподобно нетакие. Continue reading “Миф о лесбийском сепаратизме”

Легко ли быть женщиной, занимаясь политическим активизмом?

brrokЭту статью Люс Сьерра написала о гендерных ожиданиях, с которыми она сталкивалась в своей семье и культуре.

За последний год я стала политически активной. Я прошла путь от полного незнания о существовании радикальных политических движений до участия в одной из анархических организаций в Майами. Это был сложный, но стоящий путь; кажется, что вопросы, связанные с гендером, преследуют меня, куда бы я ни пошла. Наверное, я не первая женщина с подобным опытом, но я считаю, что должна показать, что это действительно проблема и поделиться своим опытом, чтобы другие женщины могли опираться на него в своей борьбе.   Continue reading “Легко ли быть женщиной, занимаясь политическим активизмом?”

“Нужно изобрести приложение (для) гендерного равенства,” – Наташа МакЭлхон

downloadОднaжды рано утром, только проснувшись, я начала читать сценарий. Он был очень неплох: продуманный, политизированный. Героиня, чьи реплики я читала, – издательница, которой далеко за тридцать. Софи – давайте назовем ее так – описали следующим образом: “В кадре появляется Софи. Она приближается к нам. Для такой сильной женщины она удивительно привлекательна”.

По дому разнеслись звоном разнообразные предупреждающие сигналы. Предупреждающие не только об “обычном сексизме”.  Интересно, насколько это интернализировано, если мне нужно уединиться, убежать от телевизора, музыки и бесконечного потока изображений, который, как бы я ни противилась, все равно каким-то образом проникает на экран моего компьютера? Continue reading ““Нужно изобрести приложение (для) гендерного равенства,” – Наташа МакЭлхон”

Что Молли сделала потом: Лу Брили об отношении к своему телу

Как раздевание для роли Елены Троянской в лондонском театре изменило мое отношение к собственному телу

0_abea8_939c05cf_L

Октябрь. Вечереет. Идет вторая неделя репетиций “Троянок”, современной версии трагедии Еврипида, в которой я жадно играю три разных роли: Кассандру, безумную прорицательницу (тинейджер в полосатой красно-белой пижаме); Андромаху, вдову самого титулованного солдата в городе; и Елену Троянскую, “лик, что тысячи концов гнал в дальний путь”.

Я стою в грязном офисе в старом здании BBC на Мерлибон Хай Стрит. На полу – грязные голубые ковры, а на потолке – огромные грязные лампы дневного света. Кроме меня здесь еще шесть людей. Все они одеты; я в полотенце, которое скоро упадет на пол. Никто еще не знает, но на мне нет трусов. Continue reading “Что Молли сделала потом: Лу Брили об отношении к своему телу”