Легко ли быть женщиной, занимаясь политическим активизмом?

brrokЭту статью Люс Сьерра написала о гендерных ожиданиях, с которыми она сталкивалась в своей семье и культуре.

За последний год я стала политически активной. Я прошла путь от полного незнания о существовании радикальных политических движений до участия в одной из анархических организаций в Майами. Это был сложный, но стоящий путь; кажется, что вопросы, связанные с гендером, преследуют меня, куда бы я ни пошла. Наверное, я не первая женщина с подобным опытом, но я считаю, что должна показать, что это действительно проблема и поделиться своим опытом, чтобы другие женщины могли опираться на него в своей борьбе.  

Мои родители из Никарагуа, я выросла в латиноамериканском сообществе Майами, лично соприкоснувшись с сексистской культурой Южной Флориды. Многие семьи, иммигрировавшие из Южной и Центральной Америки и Каррибских островов в США, привезли с собой традиции 1970-х и 1980-х. Дочери воспитываются женщинами, которых научили, что цель их жизни – быть послушной женой, посвящая свое время детям и счастью своего мужа. Предполагается, что латиноамериканские женщины будут скромными, сдержанными, способными выполнять домашние обязанности, в общем – покорными. Некоторые латиноамериканские семьи могут и не соответствовать этой социальной конструкции; но все же довольно большое количество семей придерживается этих моральных установок. Например, эта социальная модель присутствует в трех предыдущих поколениях моей семьи и со стороны отца, и со стороны матери. Мои прабабушки, бабушки, мама и тети никогда не имели законченного образования и провели бОльшую часть своей жизни в заботе о муже и детях. Между тем, многие мужчины из моей семьи имели возможность закончить свое образование, некоторые даже закончили колледж и стали значительными фигурами в своих семьях. Мужчины также имели возможность заниматься тем, что им нравилось, оставляя домашние заботы и детей на своих жен. Цикл продолжался. Мои мама и бабушка пытались социализировать меня привычным для них образом, в рамках ожидаемой женской роли. Меня учили не заниматься такими маскулиными активностями, как спорт, академия, политика и другими мужскими сферами. К их сожалению, я отказалась повиноваться стандартам феминности. Я занималась спортом с десяти лет; очень интересовалась историей, социологией и политологией; и сейчас я участвую в трех политических проектах. Такое поведение настолько расстраивало моих родителей, что доходило до ежедневных обид и нападок на меня. Мама считает, что я мужественная, эгоистичная (так как посвящаю бОльше времени организации)  и занимаюсь беспорядочным сексом (потому что политические группы, частью которых я являюсь, состоят в основном из мужчин). Папа заявляет, что я бесчувственная, потому что трачу время на политику, и что лучше бы я посвящала больше времени тому, чтобы стать порядочной женой и матерью.

На протяжении двадцати лет жизни в Майами я встречала женщин из самых разных стран. В школе, во время работы сертифицированной медсестрой и в политической деятельности я встречала женщин из Никарагуа, Гондураса, Мексики, Колумбии, Венесуэлы, Аргентины, Доминиканской Республики, Кубы, Пуэрто Рико, Гаити, Ямайки, Непала и Филиппин. Их истории очень напоминали мою. Каждая из них рассказывала о том, как их общество угнетает женщин. Они вынуждены подчиняться навязанным гендерным ролям и придерживаться традиционных стереотипов относительно того, что значит быть женщиной. Некоторые пытались отклоняться от этой роли, но давление со стороны их любимых было настолько сильным, что они обычно шли на компромисс со своей семьей – чтоб от них не отреклись. Некоторые пытались все же плыть против течения. Впоследствии их обижали, стигматизировали и они иногда впадали в депрессию, ощущали постоянную тревогу и развивали низкую самооценку. Мне знаком опыт подобных эмоциональных катастроф. В 2013 году, после шести месяцев терапии, я таки справилась с депрессией. Сейчас я пытаюсь бороться с социальной тревожностью и низкой самооценкой. Не смотря на все, мне удается поддерживать свою психическую целостность и я буду и дальше работать над собой, чтоб продолжать борьбу.

Слушая эти истории и видя страдания всех этих женщин, очевидных жертв патриархата, я вдохновилась продолжать свою политическую деятельность. Наблюдая за пассивностью моей матери в отношениях с отцом; за тем, как моих сестер заставляли демонстрировать неприятные им черты характера; смотря на слезы, пролитые женщинами во время их плачевных рассказов о жизни с мужем-угнетателем, – это все позволило мне переработать гнев в энергию, направленную на создание общества, где женщин больше бы никто не угнетал. Я устала от того, что постоянно вижу гендерное неравенство и то, как женщины попадают в эти ловушки. Мы не можем больше закрывать на это глаза, позволяя ситуации оставаться такой же. Как настроенные революционно женщины, мы должны серьезно подумать над этими вопросами и найти стратегии и решения, чтобы их превозмочь.

Эта борьба возможна в том числе и путем рассказа о своем личном опыте друг другу, распознавания схожих проблем, с которыми мы все сталкиваемся сегодня. Мы больше не можем продолжать отрицать и вытеснять наше разочарование тем, что существувет гендерное неравенство. Это разочарование должно выйти наружу. Как можно ожидать социальной революции, если мы настолько редко открыто говорим о собственных страданиях? Я знаю, что обсуждать домашние проблемы, проблемы на работе или в политической организации очень сложно. Мне даже сложно писать эту статью, но нам следует разрушить заграждающие барьеры. Помню, я просто окаменела, когда впервые заговорила с товарищкой о своих личных проблемах. Я думала, что она просто не поймет меня и подумает, что я ей надоедаю. Но рассказав свою историю, я скоро поняла, что она сталкивалась с подобными трудностями и она сочувствует моему положению. Это очень повлияло на мою жизнь, ведь я думала, что стоит подождать и поговорить со своим терапевтом о личных дилеммах. Но я ошибалась. Оказалось, что есть люди, желающие нас выслушать и помочь, и это в наших руках – найти их. Я поняла, что проблемы гендерного неравенства все еще существуют и что мои трудности реальны. Я верю, что благодаря простым действиям вроде разговоров и налаживания контактов, можно сформировать коллектив людей, желающих придумать тактику для борьбы с угнетением. Таким образом сформировались Mujeres Libres, сформировав попутно и тенденции внутри Национальной Конфедерации Труда и Анархистской Федерации брать во внимание гендерное неравенство. Их численность быстро росла и они были довольно могущественны, сражаясь на передовой во время Испанской Революции. Этого можно достичь и сегодня, если своим сердцем и разумом мы будем стремиться к этому. Многие из нас скажут, что настоящие социальные обстоятельства и наши возможности делают подобное невозможным, но как мы можем это знать, если даже еще не попробывали? Поэтому я призываю всех революционно настроенных женщин прекратить критиковать себя и начать бороться. Давайте прекратим молчание уже сейчас и начнем формировать солидарность, которая нам так нужна.

libcom.org

This entry was posted in Агітматеріали, Переклади and tagged , , , . Bookmark the permalink.

Leave a Reply