Парни со схемой в голове

Мужской ум — исследовательский, первопроходческий, он стремится вовне; женский ум — обживается в хорошо знакомом пространстве…

К., преподаватель литературы, 44 года

Всё, всё вокруг создано мужчинами. Для мужчины, вечного ребёнка, мир – это игрушка. Он изучает мир. Если женщина его не устраивает, он эту игрушку ломает.

О., системный администратор, 39 лет

Мужчина – исследователь, женщина – манифестация всего вторичного, что может быть в природе.

А., безработный, 30 лет

Из переписки

Знаете, что такое быть одновременно творческим человеком и рабочей, или гуманитарием и технарём, или начальницей отдела и матерью? Многие женщины так живут. Это жизнь, когда каждый день как экзамен, тебе нужно научиться мгновенно переключать каналы в голове и стать гораздо умнее среднестатистического мужчины, иначе с тобой просто разговаривать не будут. У гендерно неконформных женщин труд – это борьба: матери сочетают её с воспитанием детей, бездетные и чайлдфри нередко заняты на двух работах, чтобы скорее выплатить ипотеку или подготовиться к эмиграции. Но если они сами заработали на машину, непременно придёт мужчина и скажет: “Насосали”.

Это постоянная война с людьми, которые думают, что ты не можешь поднять десять килограммов, починить розетку, устроиться в военчасть по контракту, припарковаться, установить убунту просто из-за того, что ты женщина. Многие обладают более низким интеллектуальным коэффициентом, чем у тебя, и не могут даже картошку пожарить, но у них яйца, а значит, они главнее.

Многое вокруг сделано женщинами. Первой датской романисткой была женщина. И первой японской. Женщина — авторка одной из важнейших средневековых книг о естествознании. Женщина, которая была настоящей авангардисткой своего времени, написала музыку, ломающую григорианский канон. Женщины внесли огромный вклад в поэзию и философию XX века. Женщины изобрели вайфай, микроволновую печь, мясные консервы, лифт, бронежилет. Женщина получила премию Филдса. Фольклор – колыбельные, свадебные песни и баллады – создан женщинами. Женщины собирают хлопок, из которого сшита ваша одежда, и чай, который вы пьёте, они убирают помещения, в которых вы живёте, и собирают компьютеры, которыми вы пользуетесь. Женщина смогла поступить на медицинский факультет даже тогда, когда это запрещал закон.

Вот ты приходишь домой измотанная, а маменькин сынок, вернувшийся на два часа раньше тебя, говорит: свари суп из мадагаскарских ящериц, испеки пироги с ежевикой, которую продают в магазине, закрытом пять минут назад. Ничего, что ты вкалывала на комбинате или преподавала в институте, пока твой друг сидел в сети: для этого парня ты не рабочая, не кандидатка наук, не художница, а просто шатенка со вторым с половиной размером груди. Или брюнетка с татуировкой. И тут может наступить крушение.

Для женщины, одновременно зрелой и по-детски непосредственной, мир – это каждый раз новый дом. Она любопытна и любознательна, она исследует окрестности, ищет новые грани оттенки, новые углы, из которых можно вымести пыль, старые картины, с которых можно соскоблить верхний слой и увидеть под ним забытое лицо богини. Но как она со всем этим справится, если ей мешает эгоцентричный озлобленный мужчина, для которого однажды исчезают и она, и мир, и остаётся только бесконечное “я, я, я”? Дом должен быть местом отдыха или второй работы, и если дома ты находишь копию твоего школьного учителя или бывшего начальника-шовиниста, лучше уйти или указать на дверь.

Мой дом построен в 1939 году и восстановлен не только мужчинами. Женщины таскали кирпичи, штукатурили стены, сажали деревья во дворе и вывозили строительный мусор. По утрам я вижу под окном тёток с дворницкими мётлами. Иногда мне хочется, чтобы они улетели отсюда.

Ломая метлу, очищающую его пространство, мужчина губит и само пространство. Оно зарастёт хламом, ведь сортировать мусор – не дело для пацана с нашей улицы. Такой мужчина скорее выжжет кусок земли, чем очистит. У него в голове схема эвакуации, синим по белому, вроде той, что висит на стенах поликлиник. На ней почти все ходы и выходы неправильные, но эта схема, наверно, единственное, что уцелеет после очередной устроенной им катастрофы.

Он ждёт от тебя истерики, “барышни же такие невыдержанные”, и, устав ждать, закатывает истерику сам. Он засыпает незнакомых женщин в интернете сообщениями со множеством восклицательных знаков, с капслоком, пачкающим письмо, как жирное пятно – стену…

Он прочтёт в “Энциклопедии Драматике” и на попсовом сайте, что психически здоровая девушка обожает шоколад, а потом – что все мы психопатки, и окончательно запутается. Что делать, если подруга не любит сладкое и при этом здорова? Феминистка – непременно полная и с небритыми ногами, а если стройная и бритая, значит, не феминистка?

Следующий поворот в его схеме – женская меркантильность. Ведь на мужских заборах написано: “Женщины ебут всё, что платит. Все женщины, не большинство” 1.

Он разошлёт толпе девушек предложение переспать за деньги. Из-за прогрессирующей дислексии он предложит это также и женщинам, знакомящимся в паре с мужчиной и ищущим девушек для МЖЖ. Он проявит настойчивость, которую женщина обязательно должна оценить: раз в несколько дней будет присылать ей сообщения одного и того же содержания: “Привет. Встретимся?” — пока ему не ответят: “Тебя заклинило, что ли?” Другой он напишет: “Привет, готов заплатить за встречу 2000 (3000, 5000) рублей за час”. Его пошлют, но парень не успокоится и всплывёт через полгода с оригинальным: “Встреча с тобой возможна? Номер в гостинице + конфеты и шампанское — с меня. Думай”.

А ты действительно думаешь. Зачем нужна эта орава унылых предсказуемых персонажей? Они ищут, где у женщины кнопка. Мало что знающие о строении клитора мужчины со схемой в голове болтают о точке G. Воображая женщин столь же незатейливыми, как они сами, верят в буржуазный институт брака, пикап и Теорию Женского Консерватизма — вещи, придуманные более хитрыми мужчинами, чтобы вытягивать из собратьев по гендеру деньги: ведь мужская дружба и солидарность — это всегда прекрасно.

Самое важное для мужчины со схемой в голове — держаться за поручень веры в собственное новаторство, а феминизм этот поручень медленно отпиливает. Такому парню больно, словно амбициозному актёру из массовки, понявшему, что лучше бы он учился на маляра.

Сознание мужчины чуть-чуть проясняется, он говорит: “Да, мне казалось, что женщины виноваты в моих неудачах, но это я виноват. Так разве феминистки делают не то же самое?”

И ты отвечаешь: “Ведь ты сам твердил: это мужской мир. Людей твоего пола тут всегда поддержат. Тебя поддерживали, а ты не смог. Нас не поддерживают, нам для преуспевания советуют проституцию или богатого любовника, так почему ты считаешь наши возражения глупостью?”

Тут парня снова переклинивает. В голове его тревожно-синим цветом вспыхивает схема: “Все бабы продажны! Они приземлённые, практичные! 2 Мужчины — учёные и первопроходцы!”

Мы это уже слышали, спасибо. Мужчины, которые действительно умеют видеть новое, в наше время не слишком похожи на тебя.

Елена Георгиевская

This entry was posted in Статті and tagged . Bookmark the permalink.

Leave a Reply