Из более прочного теста: Почему Санса Старк – сильный политический игрок

Sansa-Stark-Sophie-Turner-Helen-Sloan1_FULL Санса Старк, несомненно, одна из наиболее ненавидимых персонажей в цикле ”Песнь льда и пламени” Джорджа Р.Р. Мартина, и, конечно, его телевизионной адаптации, ”Игры престолов”. Ее считают глупой, ограниченной, самодовольной, лишней, заслуживающей насилия, и она страдает вскоре после смерти своего отца. Многие утверждают, что она ничему не учится, ничего не делает и что наверняка она вскоре умрет. ДжРРМ, хоть и представляется на первый взгляд автором, который “всех убивает”, делает нити повествования и параллели донельзя ясными, и через отказ от избитых сюжетных ходов и архетипов дает аудитории четкие указания на то, кто выживет. Несмотря на массовые пожелания фанатов, Санса Старк останется, и может быть одной из самых важных персонажей в политическом фэнтези на сегодняшний день. Юная девушка, натасканная на хорошие манеры и домоводство, начала взрослеть, приобретать политическую осведомленность и бороться за свое выживание раньше, чем многие другие персонажи цикла, и имеет потенциал стать самым влиятельным игроком в “игре престолов” в Вестеросе.

Естественно, что Сансу, старшую дочь Эддарда “Неда” Старка, Хранителя Севера, воспитывали как леди: лояльной подданной короны, приятным дополнением к веселому великолепию двора, верной своему долгу жены и матери. В возрасте 11 лет Санса уже превосходит все ожидания от нее. Она шьет, танцует, поет, берет уроки игры на высокой арфе и колокольчиках, хорошо одевается и уже считается абсолютной красавицей. Контраст между феминной Сансой и ее младшей сестрой-пацанкой Арьей, вместе с современной тенденцией продвигать неправильное понимание феминизма лишь в форме идеологии “сильных женщин”, ошибочно побуждает многих читателей и зрителей предположить, что с Сансой что-то не так с самого начала. Они рассматривают ее через линзы заблуждения “феминность=слабость” и предполагают, что она слабая, мягкая и поверхностная.

Тем не менее турнир в честь нового титула Эддарда Старка – Десницы короля – один из первых примеров, когда мы видим, как домашние навыки Сансы становятся ее оружием:

Когда падали рыцари, Джейни закрывала глаза, как испуганная девчонка, но Санса была сработана из более крепкого материала. Знатной даме подобает уметь вести себя на турнирах. Даже септа Мордейн, одобрительно кивая, отметила ее сдержанность.

Соперничество на турнире жестоко. Джейни и Санса одного возраста, и обе на турнире визжат от возбуждения и восхищения, но только Джейни отворачивается от более грубых моментов. Воспитание Сансы научило ее делать многие вещи, которые современность любит приписывать слабости (что само по себе неверно), да, но оно также научило ее, что грубость и насилие – приемлемая часть ее общества, часть мужской жизни, жизни мужчин, за одного из которых она однажды выйдет замуж и одному из которых она однажды будет служить, и Санса смотрит на это без содрогания. Даже когда умирает рыцарь из Долины, она сохраняет спокойствие:

Санса сидела, сложив на коленях руки, и наблюдала за происходящим со странным интересом. Она еще не видела смерти. Санса подумала, что ей следовало бы заплакать, но слезы не шли. Наверное, она израсходовала весь свой запас на Леди и Брана. Конечно, будь это Джори, сир Родрик или отец, она отреагировала бы иначе, сказала она себе.

Несмотря на странную увлеченность наблюдением смерти впервые и отстраненность от незнакомца, Санса, тем не менее, находит в себе возможность ощутить эмпатию к нему. Она использует свою увлеченность песнями и историями, чтобы смягчить жуткую ситуацию:

Молодой рыцарь в синем плаще ничего не значил для нее, так, какой-то незнакомец из Долины Аррен, чье имя она забыла сразу, как только услыхала его. Мир тоже забудет его, поняла Санса. Песен о нем не споют. Как жаль.

В этом случае, еще до того, как ее по-настоящему начали терроризировать Джоффри и Серсея, до того, как она приобрела какой-либо опыт или восхождение в мире политической грызни, Санса использовала уроки, полученные от септы Мордейн, чтобы вести себя, чтобы сохранять самообладание, наблюдая насилие и даже смерть, и оказывается выше этого, сочувствуя молодому рыцарю, который не означал ничего ни для нее, ни для кого-либо из присутствующих.

Следует признать, что в начале сериала Санса не обладает хитростью и не защищена броней нужных знаний, но она немедленно демонстрирует способность использовать под давлением то, чему ее научили. Она решает проблемы при условии, что у нее есть для этого средства. Ранее в Игре престолов она справляется с потенциальным фиаско от того, что людей пугает ее лютоволк Леди, при помощи любезности и обаяния. Она подыгрывает Ренли, используя свое знание, манеры и этикет, чтобы делать это, не вызывая гнева у своего жениха – как ей уже известно, неуравновешенного принца Джоффри:

Рыцарь улыбнулся:
– Ну а теперь, девушка с волком, если ты сумеешь назвать и мое имя, значит, я действительно вижу дочь королевской Десницы.
Джоффри напрягся возле нее:
– Обращайся почтительнее с моей невестой.
– Я могу ответить, – заторопилась Санса, чтобы успокоить гнев принца. Она улыбнулась зеленому рыцарю. – На шлеме твоем золотые рога, милорд. Олень – это герб королевского дома. У короля два брата. Судя по твоей крайней молодости, ты можешь быть только Ренли Баратеоном, лордом Штормового Предела и советником короля, и это имя я называю.
Сир Барристан усмехнулся:
– Судя по его крайней молодости, он может зваться просто Брыкучим Ослом, так именую его я.
Послышался общий смех, первым засмеялся сам лорд Ренли.

Хотя Санса еще не понимает, что она играет в игру престолов, она отлично судит по характерам и учится использовать свое знание и социальные навыки, чтобы убедить людей полюбить и поддержать ее. Она даже отвечает на конкуренцию братьев и сестер королевской установкой:

Санса отправилась прочь, подняв голову. Она будет королевой, а королевы не плачут. По крайней мере, когда это видят люди.

Готовность Сансы угождать другим, идеализация рыцарства и склонность полагаться на предписанные социальные роли, тем не менее, имеет и обратную сторону. Примеры этого – ее отношения с Петиром Бейлишем (“Мизинцем”) и королевой Серсеей Ланнистер.

Инстинктивно Санса не доверяет Петиру. Ее первое впечатление от Петира очень тонкое: “улыбаясь одним только ртом, но не серо-зелеными глазами”. Ее чутье немедленно побуждает ее уходить из ситуаций, в которых есть Петир. Когда он разговаривает с ней, она чувствует себя уязвимой, раздетой. К несчастью, Санса отбрасывает свою интуицию и взаимодействует с ним согласно этикету и правилам приличия, что дает ему всю власть, необходимую ему для того, чтобы втереться к ней в доверие даже до того, как он поспособствовал падению Старков и поставил ее в полную зависимость от себя.

Что до Серсеи, то Санса поначалу уважает ее, восхищается ею и доверяет ей, потому что Сансе никогда не приходилось сомневаться в королеве. Восхищение Сансы Серсеей и осложняет ее отношения с Джоффри, и делает натянутыми отношения с отцом, пока он выясняет настоящую генеалогию детей Баратеонов. Серсея делает Сансе достаточно комплиментов, чтобы утешить ее и убедить, что она все делает правильно — и предоставляет ей достаточно правдоподобной информации, чтобы нежелание Неда раскрыть то, что он знает, стало настолько же пагубным/оскорбительным, насколько и озадачивающим/ошеломляющим.

Sansa-and-Cersei-sansa-stark-32014309-1280-720

Хотя отношения Сансы с этими двумя персонажами многим видятся как неудачные и глупые, они дают ей блестящие уроки. С Петиром она понимает, что ее изначальные чувства бесценны. (Это впоследствии будет единственным, что останется ей, пока она полностью в его власти, единственным, что поможет ей по-прежнему ощущать себя Сансой, а не потерять себя в новом образе Алейн.)

И Петир, и Серсея присутствуют в главе “Санса IV” Игры престолов, где происходит один из самых важных уроков для Сансы. Во время кровавого восхождения Джоффри на трон Санса заперта в своей комнате. Ей не известна настоящая ситуация, хотя она слышит звук драки вокруг и Джейн ей говорит, что всех убивают. Через несколько дней Санса предстает перед Малым советом (где говорится о Петире: “…она ощущала на себе пристальный взгляд Мизинца, в котором было нечто такое, от чего Сансе показалось, что на ней вовсе нет одежды”, – и опять из-за выученного поведения игнорируются звоночки ее интуиции). Сансе говорят, что ее отец – предатель, но благодаря усвоенным схемам поведения она пытается в равной мере использовать вежливость и логику, чтобы убедить Совет, что, возможно, это не так. Серсея быстро упрекает и обвиняет ее, и Санса понимает, что ей следует сделать все необходимое для защиты семьи.

Согласно инструкциям Совета Санса пишет письмо своему брату Роббу, прося его не сзывать войска, а присягнуть на верность. Этот шаг часто критикуют (чаще – только ее выбор относительно Нимерии, Арьи и Джоффри перед королем Робертом), но она делает это не потому, что считает это правдой. Санса запуталась и испытывает внутренний конфликт, но она знает, что что-то не так. Урок, который она получит сейчас, будет самым важным в ее сюжетной линии: правда не имеет значения. В этот момент ее ловкое обращение с этикетом и самопрезентацией начинает соединяться с необходимостью играть роли для самозащиты.

Когда Санса предстает перед всем советом, чтобы умолять Джоффри о пощаде для ее отца (храбрый шаг, за который ей не отдают должное), она использует свою мать как руководство, как основу для роли: “Я должна быть столь же сильной, как моя леди-мать!” Она использует все имеющиеся средства — вежливость, политические уроки, даже любовь к ней Джоффри – для спасения жизни своего отца. К несчастью, она вскоре осознает, что любви не существует, а обещание милосердия со стороны Джоффри жестоко нарушено.

До того, как разразилась трагедия, у Сансы есть все необходимые средства, чтобы стать правящей политической силой, с которой будут считаться (“Вежливость – доспех леди”). Вопреки полному отчаянию и гибельному состоянию, ее воля становится только сильнее, ее решения – хитрее, а ее навыки и способность притворяться лишь усиливаются вместе с ненавистью к поработителям:

Когда-то она любила принца Джоффри от всего своего сердца, восхищалась и доверяла его матери, королеве. Они отплатили за эту любовь и доверие головой ее отца. Санса никогда не повторит эту ошибку.

От “Игры престолов” до “Танца с драконами” Санса все более очернена и подвержена насилию, но вместе с тем она становится умнее. Она воспринимает информацию из любого источника: от Джоффри, Серсеи, Петира, Сандора Клигана, Тириона Ланнистера, сэра Донтоса, Тиреллов и Лизы Талли — и извлекает из нее урок. В последний раз, когда мы видим Сансу Старк, она спрятана у Петира Бейлиша, но стала еще сознательнее и мудрее (“Он и для меня состряпал ложь”). Санса все еще продолжает гневаться, играя свою роль в пьесе в определенный момент, но не забывает ни кто она на самом деле, ни что с ней сделали:

…Мизинец не был ей другом. Когда ее бил Джофф, за нее заступался Бес, а не Мизинец. Когда взбунтовавшаяся толпа решила ее изнасиловать, ее спас и отвез в безопасное место Пес, не Мизинец. Когда Ланнистеры насильно выдали ее замуж за Тириона, ее утешал сир Гарлан Галантный, не Мизинец. Мизинец никогда даже мизинцем не пошевелил, чтобы ей помочь.

Сюжетная линия Сансы зависит от того, как она приобретает свободу действий и становится игроком в игре престолов (хотя у нее может быть потенциал и в магической сюжетной линии серии). Ее пассивность – не слабость и не глупость. Это ее единственная возможность, и она разрабатывает ее изо всех сил, лавируя между выживанием и разрушением, идентичностью и диссоциацией, заботой о себе и вынужденным самоотречением. С самого начала истории у нее были все средства, необходимые для того, чтобы править. Санса Старк была тепличным ребенком, вброшенным в эмоциональные и политические беспорядки. И несмотря на свое горе, вину и тоску, она продолжала бороться: “…фарфором, слоновой костью, сталью”. Она волчица, она Старк, у себя дома среди зимы и беспорядков, высокофункциональна в ситуации риска. Ее вежливость – не только ее доспех, она легко превращается в оружие, ей необходимы лишь осознание и возможность. Санса Старк – отличное политическое чеховское ружье в этом цикле. Она не только выживет в обществе варваров и угнетателей – она будет лучше его.

Она всегда слышала, что любовь – более надежный путь к народной лояльности, чем страх. Если я когда-нибудь стану королевой, они меня полюбят.

The Rainbow Hub

This entry was posted in Переклади and tagged , . Bookmark the permalink.

4 Responses to Из более прочного теста: Почему Санса Старк – сильный политический…

  1. A. Elmore says:

    Совершенно согласна с Вашей точкой зрения. Санса – одна из самых интересных героинь на мой взгляд, и меня всегда удивляла непрязнь к ней большинства поклонников ПЛИО. Девочка любит шить, слушать менестрелей, есть лимонные пирожные и мечтает о галантных рыцарях – всё это признаки глупости? На момент начала повествования ей 11 лет. Вспомните-ка себя в этом возрасте… И сделайте скидку на воспитание. Санса росла в тепличных условиях – но попав в плен к Ланнистерам таки умудрилась выжить благодаря отменной стрессоустойчивости. Унижения, побои, предательства, сделали её взрослее и жёстче, но не вогнали в пораженчество. Потому что настоящая Старк. А смогли бы выжить в таких условиях её хейтеры, ещё вопрос.

  2. Настя says:

    Мне очень понравилась Ваша статья и анализ героини. Скажите, как Вы думаете, возможно актриса не справляется не справляется со столь глубокой ролью? Мне кажется, на ее месте намного гармоничнее смотрелась бы кто-нибудь в стили Одри Хепберл или Лариты Уиттейкер… Спасибо

    • Эрик says:

      Актриса старается, но при чтении книг я видел в этой роли Уму Турман времён ” Опасных связей ” Стивена Фрирза.

  3. Pingback: Из более прочного теста: почему Санса Старк — сильный политический игрок | #Pledblog

Leave a Reply