Развитие бисексуальной идентичности: перспективы, схожести, контрасты

Часть процесса биопсихологического развития – развитие множества пересекающихся личных и общностных идентичностей. Эти идентичности различаются по степени предрасположенности и социальной приемлемости и следуют некоторым приблизительно предсказуемым траекториям. Для индивидов в маргинализированных группах эти идентичности наиболее предрасположены тогда, когда их поддерживают и личный опыт индивида, и нарративы культуры, в которую они вложены. Раст описывает идентичность как “связь между индивидом и социальным миром” (2009, с.227). Стадиальная теория Эриксона о развитии человека рассматривает развитие как серию кризисов, которые предстоит разрешить либо своевременно в соответствующем возрасте, либо позже, и ключевой подростковый кризис – идентичность против ролевой путаницы (Broderick & Blewitt, 2014, с.12). Сексуальная ориентация как идентичность – относительно новая концепция в изучении развития, так как до недавнего времени все сексуальные ориентации, отличные от гетеросексуальной, или вымарывались, или патологизировались. В частности, бисексуальность патологизировали гетероцентрические модели психосексуального развития, такие как фрейдистский психоаналитический подход, считающий бисексуальность незрелым состоянием, еще даже более проблематичным, чем гомосексуальность, которую эти теории только неохотно приняли как часть спектра нормальности (Rapoport, 2009). Модели развития гомосексуальной идентичности, такие как у Касса, хоть и были крупным скачком вперед в то время, часто эксплицитно отрицали стабильность, валидность и зрелость бисексуальности как идентичности (Cass, 1979). Позже было разработано несколько моделей развития бисексуальной идентичности (и стадийные, и нестадийные). Эта статья дает короткий обзор нескольких моделей развития идентичностей, основанных на сексуальной ориентации, и предлагает интегративный подход к развитию бисексуальной идентичности.

Для всех моделей гомосексуальной или бисексуальной идентичности характерна концепция камин-аута – опыт сообщения кому-нибудь – как правило, сначала себе, потом близким, потом большему количеству людей, пока не достигнешь желаемой степени открытости, что ты не гетеросексуален – которая различается от индивида к индивиду. Камин-аут, как и развитие идентичности, не одноразовое событие, а скорее процесс, который постоянно продолжается. Этот опыт отличается от опыта людей с гетеросексуальной идентичностью, хотя он может быть примерно сравнима с опытом расового “пропуска”. Тем не менее в случаях расового пропуска на самом деле редко случается, что человека, утверждающего свою расовую принадлежность, считают из-за этого морально дефицитным, хотя это и может повлечь за собой другие последствия. Все модели развития идентичности по сексуальной ориентации, отличной от гетеросексуальной, включают в себя камин-аут.

Две модели: линейная и нелинейная

Модель развития гомосексуальной идентичности, которую предложил Касс, очень влиятельна – и очень проблематична для людей с бисексуальной идентичностью. Согласно Кассу (1979), развитие гомосексуальной идентичности проходит шесть стадий, каждая из которых предполагает возможность пройти на следующую стадию или “закрытие идентичности, [когда] индивид может выбрать не развивать ее дальше” (с.220). Концепция закрытия идентичности исходит из решетки исследования / преданности Марсии, где закрытие описано как высокий уровень преданности с небольшим уровнем исследования, а мораторий – как высокий уровень исследования при отсутствии какой бы то ни было преданности (Sneed, Schwartz, and Cross, 2006).

Первая стадия модели Касса – смущение, когда человек начинает воспринимать свое поведение как неконгруэнтное с собой самим и часто реагирует на это отрицанием или попыткой избавиться от влечения к своему полу. Вторая стадия – сравнение, когда индивид начинает рассматривать себя как негетеросексуала. Именно на этой стадии модель Касса начинает быть проблематичной для бисексуалов, потому что позиционирует бисексуальность как чисто самообманную стратегию, когда оформляющийся гомосексуальный человек использует бисексуальную идентичность, чтобы скрыть свою гомосексуальность от себя самого. Соответственно, согласно схеме прогресса / закрытия, которая принята как рациональная для человека, идентифицирующего себя как бисексуала, он по определению не может развить зрелую и прочную идентичность.

На третьей и четвертой стадиях, стадиях толерантности и принятия, индивиду становится более комфортно с самим собой, но на обеих этих стадиях этот комфорт все более и более зависит от отрицания гетеросексуальности. Для некоторых людей, чья личность когерентна, когда обозначена как гомосексуальная, это не обязательно проблема, но других, для кого влечение к людям разных гендеров / полов существенно, схема ставит в нелегкое положение: чтобы услышать, что они зрелые, они должны отказаться от значительной части самих себя. Камин-аут может начинать происходить в любой момент, начиная с третьей стадии, но на пятой он уже считается фактически неизбежным. Здесь, на пятой стадии, стадии гордости, индивид “разделяет мир на гомосексуалов (достойных доверия и значимых) и гетеросексуалов (дискредитированных и незначимых)” (Cass 1979, с. 233). Эта стратегия, в сочетании с восприятием бисексуальности скорее как случая закрытия идентичности, нежели как стабильной негетеросексуальной идентичности в своем праве, вызывает дальнейшее разделение между бисексуальным индивидом и общностью. Шестая стадия, стадия синтеза, отличается интегративным чувством себя, когда индивид собирает несколько существенных аспектов своей личности в свой образ себя. Однако природа стадийной модели все же имеет и свои специфические следствия, помимо очевидных.

Стадийные модели развития, пишет Раст, приводят к “трансформации от описания к предписанию, [которое] делает модель моральной; движение в сторону конечного состояния определяется как прогресс, а движение в обратном направлении – регресс”(2009, с. 239). Из-за этой склонности стадийных моделей превращаться в предписания в разных областях было предложено много нелинейных моделей развития идентичности. Модели развития идентичности, которые описывают, как люди с идентичностями, построенными вокруг моносексуальной ориентации и влечений (геи, лесбиянки или гетеросексуалы), определяют свой опыт, безусловно, могут быть полезными для них, но бисексуалам, чье развитие идентичности часто не линейно, они могут вредить (Bilodeau & Renn, 2005). В частности, “начальная формулировка концептуальной теории развития бисексуальной идентичности, кажется, предполагает модель задач, а не модель фаз или стадий” (Twining, в Fox 2009, с. 96).

В 1994 году д’Ауджелли предложил шестичастную модель развития для негетеросексуальных идентичностей, части которой определены как дискретные, могут протекать параллельно и не формируют какого-либо опознаваемого линейного макропроцесса, хотя каждая часть может рассматриваться как содержащая линейные элементы (Bilodeau & Renn, 2005). Важное отличие состоит в том, что любая или все части могут быть на любом уровне развития, не мешая развитию любой из других, в отличие от стадийных моделей, которые представляют стадии морального прогресса. Билодо и Ренн очерчивают модель д’Ауджелли как “идентичностные процессы” “выхода из гетеросексуальности, разработка личной идентичности ЛГБ, разработка социальной идентичности ЛГБ, становление ЛГБ-сыном или дочерью (имеется в виду камин-аут перед родителями и переопределение отношений с ними на основе оного – прим.перев.), развитие статуса интимности ЛГБ, вхождение в сообщество ЛГБ” (с. 28-29). Хотя эта модель избегает некоторых специфических проблем, которые модель Касса несет для бисексуальности – так, она не конструирует бисексуальность как незрелую остановку в развитии – ее всеобщность делает ее менее полезной, когда приходится рассматривать конкретные группы служит уменьшению ее полезности при рассмотрении конкретных групп населения.

Имплицитным в нестадийных моделях и необходимым для стадийных является понятие “переработки”, где опыт индивида, которые вызывает у него сомнения в своей идентичности, заcтавляет его рассматривать более раннюю стадию. Эта переработка, с чувством регрессии и, следовательно, нарушением нравственного императива, требующего прогрессировать в сторону желаемого конечного развития, избыточна для моделей без предписаний.

Специфические модели для бисексуальности

Кноус (2005) описывала развитие бисексуальной идентичности через социологические линзы принятия девиантности. В своей статье она описывает набор условий для успешного развития идентичности из работы Энн Фокс в Хатчинсе и исторической антологии Каахуману 1991 года “Bi Any Other Name” – разрешение (от себя), признание (себя), валидация (от себя и других), поддержка и принятие сообщества (Knous 2005, с. 42). В то время как эти условия одинаковы для геев, лесбиянок и бисексуальных людей, способ, которым они могут проявиться в жизни людей, часто отличается, в особенности в части проверки, поддержки и согласия сообщества. Стадиальная модель Кноус начинает с влечения к тому же полу или действий из предполагаемой гетеросексуальности, которая оспаривается, оставляя человека в состоянии растерянности или любопытства. Вторая стадия – ярлык бисексуальности, полученный или от себя, или от других. Кноус пишет, что в этой точке “управление стигмой становится неотъемлемым” (2005, с. 46). Эта стадия ярлыкования также включает камин-аут, который рассматривается как процесс одновременно и самоярлыкования, и установления контактов с сообществом геев и лесбиянок – которое, как признает Кноус, часто дискриминирует бисексуалов, так же, как и гетеросексуальное сообщество. Особенность третьего этапа по Кноус – вхождение в бисексуальное сообщество и “восстание против социальных предрассудков, а также гордая открытость бисексуалов в рамках более широких гомосексуальных и гетеросексуальных сообществ” (2005, с. 48).

Другая стадиальная модель – модель слоеного торта, которая, как и множество других исследований, сосредоточена на студентах (Bleiberg, Fertmann, Friedman, & Godino, 2005). Эту конкретную модель разработали четверо гетеросексуальных людей со степенью магистра управления студенческим персоналом из одного и того же университета. Хоть это и не обязательно изъян модели, эта деталь иллюстрирует, как предубеждения и опыт авторов влияют на интерпретацию опыта субъектов. Эта модель, как и у Кноус (2005), начинается с предполагаемой гетеросексуальной идентичности в гетеронормативном обществе. Эту идентичность потом ставят под сомнение и разрушают однополые влечения или действия, или же интроспекция и признание чувств. В третьем слое индивиды принимают себя, но сохраняют предположительную гетеросексуальную идентичность, отчасти из-за отсутствия поддержки сообщества, а также из-за понимания того, что камин-аут “не только неудобен, но […] не нужен” (Bleiberg et al, 2005, с. 56). Слой четыре осмысляется как слияние гомосексуальной и гетеросексуальной идентичностей, с ярлыкованием (или отказом от ярлыков) и началом камин-аута, с переходом к пятому слою бисексуальной идентификации, где модель и заканчивается. Это чрезвычайно упрощенная модель, которой, кажется, во многом не хватает теоретической или наблюдательной основы, хотя описание предполагаемой гетеросексуальности справедливо как отправная точка для всех негетеросексуальных идентичностей и может быть вторым универсальным компонентом общего опыта гомосексуалов и бисексуалов.

В 2002 году Браун сравнил и сопоставил 15 различных моделей развития идентичности и предложил стадийную модель по мотивам стадийной модели Вайнберга, Уильямса и Прайора. Оригинальная модель состояла из “первоначального замешательства, нахождения и применения ярлыка, обживания в идентичности и сохраняющейся неопределенности”, и основное изменение заключается в финальной стадии, переименованной в “обслуживание идентичности”  (Brown 2002, с. 80-81). Первая стадия аккуратно ложится в ту же, что и у Касса, однако Браун отметил, что это замешательство может быть умеренным. Фокс (2003) также обращается к этой умеренности:

Наконец, одно из основных отличий между бисексуальными мужчинами и женщинами и геями и лесбиянками – в той степени, в которой видимое сообщество подобных других существует и служит поддержкой человеку в процессе камин-аута. […Э]кстенсивные сети поддержки […] служили этой цели для лесбиянок и геев. (с.116)

Эта поддержка сообщества, утверждал Браун – ключевая часть его пересмотренной модели (2002). Сообщество взаимной поддержки создает различие между изоляцией, когда человек продолжает ставить свою идентичность под вопрос, и прочной стабильной идентичностью, аналогичной шестой стадии по Кассу (Brown 2002).

Наиболее существенное различие между Кассом и Брауном состоит в том, что в то время как Касс метафорически пожертвовал бисексуалами, обесценивая их идентичность, модель Брауна конкретно описывает бисексуальность как действительную и понятную идентичность. Одна из самых сильных сторон в модели Брауна (и, следовательно, Вайнберга и др.) – явное подтверждение роли сообщества в развитии.

Ни одна идентичность не развивается в вакууме. Без сообщества, которое будет признавать, валидизировать, поддерживать и приветствовать бисексуалов, невозможно иметь стабильную социальную идентичность. Некоторые сферы будущих исследований будут включать изучение путей, которыми управление стигмой индивида может дестабилизировать это сообщество, и способы, которыми можно ослабить или устранить негативные последствия господства моделей, по которым развиваются идентичности, зависящие от патологизации бисексуальности.

Единая модель развития идентичности ЛГБ не возможна, даже при сходстве между этими популяциями, просто потому, что характерные различия между бисексуальной идентичностью и моносексуальной, как они сформулированы в настоящее время, превосходят сходства. Например, моносексуальные идентичности включают влечение к только одному конкретному полу/ гендеру, чья социальная приемлемость зависит от вашего собственного пола / гендера; гомосексуальные модели патологизируют “неуместный” гендерный выбор так же уверенно, как и гетеросексуальные модели (Bilodeau & Renn, 2005). Бисексуальные модели, тем не менее, должны включать внутреннее принятие мультигендерного влечения, что означает, что и в гомосексуальной, и в гетеросексуальной рамке некоторые влечения или отношения бисексуалов всегда будут рассматриваться как неправильно направленные. Независимо от того, стадийная ли или нестадийная ​​модель развития идентичности принимается, бисексуалы поставлены перед “необходимостью признать и валидизировать как гомосексуальные, так и гетеросексуальные компоненты, независимо от степени, в которой одни из них или и те, и другие актуализируются в сексуальном поведении или отношениях” (Fox, 2003, с. 117).

Одним из потенциальных направлений будет использование модели задач д’Ауджелли, чтобы осветить, как Браун модифицирует схему Вайнберг и др., а также новые исследования. Частью развития идентичности, которая совсем недавно была осмыслена, является плавающая ориентация как идентичность. Некоторые люди в сообществе бисексуалов используют слово “плавающий” как часть или даже как исключительный ярлык своей идентичности. Такие исследователи, как Лиза Даймонд, а также Розарио, Скримшоу, Хантер и Браун начали кодифицировать, как идентичности людей меняются, но без необходимости считать бисексуальность непонятной переходной неидентичностью. В то время как Розарио и др. (2006) продолжают высказывать предположения, которые препятствуют точным измерениям бисексуальной идентичности (например, в то время как значительная часть субъектов первоначально идентифицировалась и как геи или лесбиянки, и как бисексуалы, это не было дано в качестве опции для любой из идентичностей, изменение которых измеряли в течение долгого времени, таким образом, эффективно заставляя их меняться), это исследование – одно из группы новых, которые не предполагают, что все бисексуалы – просто закрытые гомосексуалы, экспериментирующие гетеросексуалы или незрелые люди в замешательстве. Скорее, плавающая ориентация начинает быть признана как часть нормального существования, а не как переработка или путаница.

Одна из возможных задача-ориентированных моделей развития бисексуальной идентичности может выглядеть следующим образом:

  • выход из моносексуальности
  • разработка личного бисексуального образа
  • разработка публичного бисексуального образа
  • становление бисексуальным сыном или дочерью
  • исследование плавающего влечения и поведения
  • присоединение к бисексуальному сообществу

Такого рода нестадийная модель может легко включать стадийные задачи, которые ставит Браун; например, “найти” и “применить ярлык” впишется и в личное, и в публичное бисексуальное, избегая при этом принятого требования путаницы. Возможность исследовать плавающую ориентацию и лиминальность, не обозначая их как обязательный этап, также позволяет тем бисексуалам, которые не воспринимают свою ориентацию плавающей, разработать стабильную статическую идентичность, не отрицая стабильность идентичности тех, кто пользуется более динамичным подходом.

Литература

Bilodeau, B., Renn, K. A. (2005). Analysis of LGBT identity development models and implications for practice. New Directions For Student Services, 111, 25-39

Bleiberg, S., Fertmann, A., Friedman, A. T., Godino, C. (2005). The layer cake model of bisexual identity development: Clarifying preconceived notions. Campus Activities Programming 38(1), 59 -62

Broderick, P. C., Blewitt, P. (2014) The Life Span: Human Development for Helping Professionals, 4th Ed. Pearson: Boston

Brown, T. (2002). A proposed model of bisexual identity development that elaborates on experiential differences of women and men. Journal of Bisexuality, 2(4), 67-91

Cass, V. C. (1979). Homosexual identity formation: A theoretical model. Journal of Homosexuality, 4, 219-235.

Fox, R. (2003) Bisexual identities. in Psychological Perspectives on Lesbian, Gay, and Bisexual Experiences. Columbia University Press: New York

Knous, H. M. (2006) The coming out experience for bisexuals, Journal of Bisexuality, 5(4), 37-59

Rapoport, E. (2009) Bisexuality in psychoanalytic theory: Interpreting the resistance. Journal of Bisexuality, 9(3-4), 279-295

Rosario, M., Schrimshaw, E. W., Hunter, J., & Braun, B. (2006). Sexual identity development among gay, lesbian, and bisexual youths: Consistency and change over time. J Sex Res, 43(1), 46–58. (Эта статья мне кажется во многом проблематичной)

Rust, P. C. (2003) Finding a sexual identity and community: Therapeutic implications and cultural assumptions in scientific models of coming out. in Psychological Perspectives on Lesbian, Gay, and Bisexual Experiences. Columbia University Press: New York

Sneed, J. R., Schwartz, S. J., and Cross, W. E. Jr. (2006) A multicultural critique of identity status theory and research: a call for integration. Identity: An International Journal of Theory and Research, 6(1), 61-84

Адаптированный перевод из Eponymous Fliponymous

This entry was posted in Переклади and tagged . Bookmark the permalink.

Leave a Reply